Философский факультет
СПбГУСанкт-Петербургский государственный университет
  • Русский
  • St. Petersburg State University - Faculty of Philo
Образовательные программы Философского факультета СПбГУ Философия Конфликтология Прикладная этика Религиоведение Музейное дело и охрана памятников Культурный и музейный туризм Культура Германии Культура Италии Еврейская культура Арабо-мусульманская культура Индийская культура Китайская культура
Адрес:
г. Санкт-Петербург, 199034,
Менделеевская линия д. 5
Приёмная директора института:
тел.: 
(812)
328-44-08
факс: (812) 328-94-21
Учебный отдел по направлению философия:
тел/факс: 
(812)
328-94-39
Приёмная комиссия:
тел.:
(812)
324-12-66

Феномен скуки и ощущение смерти

И. А. Богатырева
студентка IV курса кафедры философской антропологии СПбГУ
Санкт-Петербург

Возникновение скуки, как правило, связывается с наличием свободного времени, однако свободное время как таковое еще не является причиной скуки. Современный человек находится в условиях постоянного цейт-нота, его время расписано делами на недели и месяцы вперед, однако, несмотря на обилие этих дел, он скучает.

Таким образом, встает вопрос: почему это время заполняется не смыслом, а скукой.

В данной работе автор пытается связать возникновение феномена скуки в жизни человека с изменением его отношения к смерти. Теоретической базой работы является статья З. Фрейда «Мы и смерть».

Ощущение смерти является проблемным как для отдельного человека, так и для культуры в целом. Как утверждает Фрейд, бессознательное в нас не верит в собственную смерть, потому что оно просто не в силах ее представить. Осознание собственной конечности невыносимо для человека, оно неизбежно пугает его, поэтому бессознательное «вынуждено вести себя так, будто мы бессмертны», избегая любой встречи со смертью. Однако на практике оказывается невозможно бесконечно избегать ее: конфликтная ситуация возникает при смерти любимого человека, когда идея собственного бессмертия сталкивается с реальным осознанием близости смерти. Таким образом, с того момента, как человек реально столкнулся со смертью, он находится в состоянии стресса, осознавая собственное бессилие перед ней. Соответственно, культура пытается внутри себя выработать механизмы, смягчающие это противостояние. В традиционной культуре эти механизмы связаны с уживанием со смертью: она включается в мир обыденного опыта человека. Мир живых и мир мертвых в этом случае имеют легитимные зоны пересечения, в которых происходит общение между двумя мирами. Это находит свое отражение в ритуальной, карнавальной, бытовой символике: не только в храме, но и в доме существуют изображения умерших предков, жертвенных животных. Характерна народная традиция заготавливать гробы задолго до собственной смерти. Таким образом, член традиционного общества учился жить со смертью бок о бок, привыкать к постоянному ее присутствию.

Однако человек решился пойти дальше, пытаясь достичь полного отрицания смерти. Он пытается полностью предотвратить влияние этой конфликтной ситуации, вообще вытеснив смерть из своей жизни: современная культура достигла своеобразного совершенства в этом процессе. Человеку со всех сторон твердят, что с ним ничего не случится. Медицина всерьез разбирает возможность бессмертия, не говоря уже об излечении, если не реальном, то возможном, практически всех болезней. Промышленность выпускает все «самое безопасное», причем становящееся еще безопаснее со временем: машины, в которых невозможно разбиться, мебель, о которую невозможно удариться, ножи и бритвы, которыми невозможно порезаться. Через страхование сводятся на нет последствия любой роковой случайности. Таким образом, возникает иллюзия невозможности самой случайности, иллюзия того, что все предусмотрено. Страхование жизни — по сути своей абсурдно, однако создает ощущение ее неприкосновенности. Человек, выходя из дома, знает, что он вернется обратно, и продолжает верить в это и под колесами автомобиля, и в больнице.

«Однако подобное отношение к смерти накладывает глубокий отпечаток на нашу жизнь. Она обедняется, тускнеет… жизнь теряет содержательность и интерес, когда из жизненной борьбы исключена наивысшая ставка, то есть сама жизнь». Собственно, в этот момент и возникает скука как оборотная сторона благополучного неведения смерти. Жизнь имеет смысл, только если она себя постоянно утверждает, смерть же делает ценным каждый момент, так как в случае ее близкого присутствия жизнь может оборваться в любую минуту.

Скука, таким образом, появляется, когда обесценивается время, а время теряет свою ценность, когда жизнь становится предсказуемой. Эта предсказуемость, в свою очередь, является результатом того, что человек потерял ощущение смерти. Смерть дает жизни завершение, если же сознание теряет эту финальную точку, рушится вся система, жизнь теряет смысл.

«Нам необходимо чем-то вознаградить себя за это оскудение жизни, и вот мы обращаемся к миру воображаемого, к литературе, театру. На сцене мы находим людей, которые еще умеют умирать, да к тому же умереть могут только другие. Здесь мы удовлетворяем свое желание видеть саму жизнь, ставшую значительной ставкой в жизни, причем не для нас, а для другого». Человек ищет смысл в чужих жизнях, посредством телевидения, книг, журналов он пытается стать сопричастным этим жизням, умирая каждый раз с кем-либо из героев сегодня, и со следующим завтра. Через переживание этих вымышленных образов он, во-первых, обретает смысл собственной жизни, а, во-вторых, убеждается в собственном бессмертии, «воскресая» перед новым фильмом, спектаклем. Однако через какое-то время предсказуемость этого процесса умирания-воскресания делает жизнь еще более скучной, а присутствие смерти еще более абстрактным.

В этих условиях человеку не остается ничего, кроме того, чтобы самому отправиться на поиски смерти. Популярность экстремальных видов спорта наглядно иллюстрирует эту ситуацию: иллюзия существования «на грани», в условиях «постоянной опасности», с превышенным содержанием адреналина в крови позволяет на какое-то время ощутить присутствие смерти рядом. Однако, постоянный риск несовместим с обыденной жизнью рядового человека и временная разрядка не снимает общего кризиса, а лишь подчеркивает его.

Таким образом, современная культура, потеряв реальное ощущение смерти, начинает скучать, утратив вместе с этим ощущением смысл жизни. Убегая от смерти, она разучилась с ней взаимодействовать, поэтому каждое столкновение с ней становится критическим. В результате человек стремится уйти все дальше от реальности, которая, будучи лишена чувства присутствующей опасности, становится скучной.

Просмотров: 1807

наверх

  @©тЁ­ё@Mail.ru
ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ СПбГУ © 2017